Харківський історичний музей

Из истории одного экспоната Харьковского исторического музея

Лапіна Милиця Сергіївна

2007

Тринадцяті Сумцовські читання : збірник матеріалів наукової конференції «Сучасний музейний заклад: проблеми вивчення, збереження та популяризації національної історико-культурної спадщини», 18 квітня 2007 р. – Х., 2007.

В филиале Харьковского исторического музея «Харьковщина в ВОВ 1941–1945 г.г.»  находится немало ценных экспонатов времен войны и послевоенного периода. У каждого из них своя драматическая, трагическая и часто малоизвестная история.

Один из таких экспонатов – картина «Доцент Харківського університету Нагибін збирає милостиню в окупованому місті».  Автор этой картины, время ее создания и сама личность изображенного на ней персонажа, почти неизвестные до сих пор, стали предметом нашего внимания.

Картина принадлежит кисти художника Григория Борисовича Берковича, живописца и графика. Он родился  15 января 1905 г. в с. Верхний Рогачик, ныне Херсонская область, а умер 1 декабря 1976 г. в г. Харькове. Закончил Киевский художественный институт (1925— 30), где обучался у К.Елевы, Ф.Кричевского, А.Тарана, В.Пальмова. Член Союза художников с 1960 г. Участник выставок с 1928 г., республиканских и всесоюзных с 1932 г. Преподавал в Киевском художественном институте (1930-1931 гг.) и Харьковском полиграфическом институте (1932-1938 гг.).

Г.Б.Беркович известен своим  «Портретом художника В.Г.Аверина», написанном в 1945 г. Именно к этому послевоенному времени относится и рассматриваемая нами картина. Она, по свидетельству очевидцев, экспонировалась в связи со 145-летием со дня основания Харьковского государственного университета в помещении его главного корпуса (Университетская горка). На фоне других портретов ученых, представленных на выставке, картина поражала трагизмом судьбы одного из представителей харьковской интеллигенция – И.Н. Нагибина, пережившего все ужасы и испытания немецкой оккупации.

Ипполит Николаевич Нагибин родился в г. Аккермане бывшей Бессарабской губернии в семье конторщика. В городе Измаиле закончил классическую гимназию, после нее учился три года в историко-филологическом институте князя Безбородко, а затем (1907 – 1909) в Новороссийском университете (г. Одесса), который окончил с дипломом 1–ой степени. Будучи стипендиатом университета, И.Н. Нагибин работал куратором Одесского учебного округа и преподавал в частной женской гимназии. По окончании университета,  получив назначение в город Орехов Запорожской губернии, он преподавал в средних учебных заведениях. С 1934 по 1939 г.г. работал преподавателем в Харьковском  институте повышения квалификации инженерно-технических работников, а с 1936 года, и вплоть до начала войны преподавал классические языки – древнегреческий и латинский, в Харьковском университете. После освобождения Харькова от фашистов и возвращения университета из эвакуации И.Н. Нагибин вернулся на кафедру классической филологии и продолжал свою работу преподавателем древних языков до самой своей смерти в 1951 г. В 1946 году он защитил кандидатскую диссертацию, написал учебники по древним языкам, которые так и не были напечатаны, но сохранились в студенческих конспектах.

В тяжелые годы немецкой оккупации Нагибин жил вместе со своей семьей на подворье Покровского монастыря в кирпичном одноэтажном здании бывших монастырских конюшен. Владея иностранными языками, он мог бы получить работу в немецкой управе, обеспечив себя тем самым постоянным куском хлеба, т.е. хлебной карточкой. Однако, движимый, по-видимому, патриотическим чувством, он отверг предложение оккупационных властей явиться к ним на работу, и вместе с женой и дочерью перебивался обменом вещей и подаяниями.

Автору картины удалось выразить этот непоказной протест и чувство неповиновения русского интеллигента, сумевшего сохранить свое достоинство и остаться верным своим нравственным принципам в такой трагической для себя и своей семьи ситуации.

В памяти послевоенных студентов филологического факультета Ипполит Николаевич Нагибин остался пожилым человеком ниже среднего роста,  очень исхудавшим и явно нездоровым после перенесенных испытаний голодом, холодом и невзгодами. Сморщенное потемневшее лицо, на котором за очками блестели живые черные глаза. Одет он был бедно, в черное пальто с «бывшим» каракулевым воротником, на голове – черная кожаная шапка-ушанка. У студентов он вызывал глубокое уважение глубиной знаний своего предмета, эрудицией, а также тонким чувством юмора и скрытым артистизмом.

Умер И.Н. Нагибин в февральский день во время  лютых морозов, и был похоронен своими коллегами и студентами на Немецком кладбище Харькова.